четверг, 10 января 2013 г.

Глупая племянница зеленщицы Марты

Автор: Татьяна Кигим

Рассказ вышел в сборнике рассказов калининградских писателей "Клопсовы дети".

Огородница Марта редко продавала свой товар в лавке. На городском рынке такая важная птица, как Марта, и вовсе не появлялась. Марта-зеленщица, Марта-огородница вот уже который год трижды в неделю направлялась с корзиной к королевскому дворцу, и её с почтением пропускала стража, ибо тётушка Марта была особой известной и уважаемой. Никак не меньше, чем пироженщик Клаус, или торговец рыбой Теодульф, или колбасник Мартин, выделывающий сто тридцать девять сортов сосисок и колбас, или поставщик вина к столу Его Королевского Величества Грегор Гросс.



На щедро льющееся в кошель королевское серебро тётушка Марта построила хорошенький домик, наняла работников в огород, завела молочную ферму в пригороде, купила сыновьям дворянство, и подумывала о заведении почтенного, но достойного заведения – небольшого бордельчика, который будет кормить её на склоне лет, когда захочется отдохнуть и отойти от огородных дел. Пока, впрочем, эта идея оставалось светлой мечтой, потому как у зеленщицы Марты дел было невпроворот, и отбою от клиентов не было: не только королевский дворец, но и дворы знатных вельмож приглашали тётушку Марту поделиться своими свежим, сбрызнутым росой товаром.


Однако рассказ наш совсем не о зеленщице Марте, а о её глупой племяннице Грете. Деревенская племянница тётушки Марты, взятая в город по доброте и родственным чувствам почтенной зеленщицы, однажды так опозорилась, что историю эту передают из уст в уста и по сей день. Расскажу-ка я её и вам, хотя наверняка вы всё это уже не раз слышали. Ну, да под доброе пиво и горячие колбаски старины Мартина не грех хмыкнуть над глупостью иных девиц ещё разок. Что, святой отец?.. Да, да, замуж им надо, и пораньше.

Итак, девица Грета, русоволосая, веснушчатая и невинная, как агнец… я имею в виду агнцев, а не твоих ягнят, Губерт! Девица эта с трепетом приблизилась к королевскому дворцу. Краснея, она выслушала сальные шутки стражи, и, кое-как набравшись храбрости, сумела выяснить у дворцовой челяди, где находится королевская кухня. После волнующих приключений и путешествий по хозяйственной части дворца с его дворами и двориками, коридорами, строениями и переходами, Грета, для которой всё было в новинку, поражённая и смущённая шумом, гамом и окружающим великолепием, наконец, добралась до огромной королевской кухни. А работало там в те славные времена по три дюжины поваров, шесть дюжин поварят, полторы дюжины посудомоек и пять мясников зараз, не считая управителей, распорядителей и прочего кухонного люда.

Потрясённая величием открывшихся картин, надменностью снующих с драгоценными специями поварят, натюрмортами из соусников, окороков, медной утвари и гор разнообразных сыров, не вмещавшихся в лари, видами десятков ощипываемых кур и гусей, звуков шипящего масла, на котором корчилась живая форель, девица Грета застыла со своей корзиной, не в силах произнести ни слова.

Бог мой, да на эту армию надо было по меньшей мере три воза латука, капусты, спаржи, моркови, редьки, свёклы, укропа, не считая мешков гороха, бобов и лука!

Тем не менее, Грета кое-как совладала со своими чувствами, набралась храбрости и спросила, перекрикивая кухонный гам:

- Могу ли я видеть господина главного повара?

Некий мужчина отвлёкся от обсуждения достоинств сметаны и муки с управляющим, и недовольно обернулся к Грете:

- Что это ты мешаешься здесь, когда до королевского обеда осталось каких-то три часа? Кто тебе разрешил отвлекать поваров Его Величества от работы?

- Я племянница зеленщицы Марты, - сникла, бледнея и краснея, Грета. – Я принесла для вас прекрасную морковь и замечательный редис, господин главный королевский повар…

Последние слова Грета произносила в звенящей тишине. Кажется, даже масло перестало шипеть, а свиные шкварки замолчали, внимая этим словам.

- Племянница… зеленщицы… Марты? – вытаращил глаза мужчина, который завёл разговор с Гретой. – Мне… морковь и редис?! Нет, это не я главный повар! Я четырнадцатый повар Его Королевского Величества! Эй, зовите сюда главного!.. Ему огородница Марта морковку передала!

Тут вся кухня грохнула таким хохотом, что едва не обрушились дубовые балки вместе с потолком и крышей. На шум подбежал маленький, вертлявый человечек с лицом цвета вареной свёклы.

- Мне?! Мне – морковку?! Да как вы смеете!.. Да как она смеет!.. Это гнусная ложь! Сколько раз вам повторять – я женат, счастливо женат! Чертовы похабники! Вон! Вон эту девицу! Скоты! Суповые потроха! Мне – морковь?!

- И редкий продолговатый редис, и маленькие, круглые кочанчики капусты… - залепетала Грета, не понимая всеобщего веселья.

Кто-то заулюлюкал.

- Кочанчик капусты! Га-га-га! А кабачки, кабачки тётушка Марта передала?..

По счастью, нашёлся добрый человек, который понял, что деревенская дура, не получив точных указаний своей тётушки, по глупости и невинности не разобралась, куда нести корзинку с прекрасными, замечательными, и большей частью продолговатыми овощами. Грету отвели к королеве, и та, услыхав приключившуюся с девицей историю, так хохотала, что чуть было не занемогла, а затем наградила добрую, но глупую девушку кошельком с серебряными монетами.

Вот так вот закончилась эта история, а достопочтенная тётушка Марта ещё не один год захаживала во дворец со своими товарами и любовными средствами, которые были ой как хороши для всяческого разнообразия придворной жизни, пока король, на манер турецкого султана, не повелел подавать морковь, огурцы, кабачки и даже продолговатый редис исключительно в порезанном виде, поскольку королевские дочери-принцессы вошли в тот возраст, в котором подавать на стол нерезаный огурец просто неприлично.

Комментариев нет:

Отправить комментарий