пятница, 13 апреля 2012 г.

Висит на заборе череп...

Автор: Татьяна Кигим
 
Висит на заборе череп. Висит, никого не трогает. А даже если б и захотел – не получится. Череп – он ведь предмет стационарный, а не мобильный ракетный комплекс. Пока его на забор не повесишь, с места не сдвинется. Пока не снимешь – тоже не пошевелится. Разве чуть-чуть, от ветра, слегка постукивая по железному штырю школьного забора. Или ворона сядет – тоже колыхнется. Школьник камнем пульнёт – на штыре дернется. Ну а так висит и мир созерцает. Интересно ему.
Вам бы тоже интересно было, кабы лет сто шестьдесят в земле пролежали.


И что, заметьте, примечательно: при жизни череп был ну совсем ничем не выделяющимся. Жил себе и жил. Может, был лысым, а может, шатеном. В историю не вошёл, в памяти поколений не запечатлён никоим образом. И проблем никому особых не создавал, брал себе утром булочки, приветствовал молочника, днём ходил на службу, а вечером приходил домой. Но черепа имеют странную особенность создавать вокруг себя инфернальную сферу приключений на задницу окружающих. Типичный пример каждый, конечно, изучал в школе: лежал себе череп, никого не трогал. Потом его с какой-то радости внесли в школьные хрестоматии. И стал бедный Йорик предметом изучения, а значит – ненависти многочисленных поколений учеников. Не говоря уж о том, что ничего хорошего героям трагедии черепушка тоже не принесла.
Вот и наш череп: лежал себе под липой, выросшей через много лет после его упокоения, никого, повторимся, не трогал ни малейшим образом. Но липу срубили, а его откопали. И сразу начались приключения.
- Мля, ребя, это че?! – челюсть у Петренко отклячилась, а глаза выпучились. – Ой, мля, смотри…
Он перевернул черепушку носком замызганного ботинка невразумительного цвета, и жалобно поглядел на товарищей. Товарищи сгрудились вокруг находки, и старшой авторитетно произнес:
- Надо звать начальство.
Причём начальство, всем было ясно, надо звать не ближайшее, что стоит около экскаватора, а наивысшее из возможных. И это начальство, надо сказать, ждать себя не заставило, а прибыло на место незамедлительно – на джипе и с выпученными глазами.
- Мля… - простонало начальство, меся грязь на стройке и брюк своих не жалея. От «Нugo Boss», между прочим, а не каких-нибудь. На молодом лице разливалось выражение вселенского отчаяния. – Ёп вашу блин, - с чувством сказало начальство. – Ну задница невероятная.
- Не задница, - поправил прораб, - а совсем даже наоборот. Голова. Только бывшая.
- Мля, - сказало начальство, забравшись для лучшего обзора на кучу песка и по колено в неё урывшись. – Сам вижу. Ё-моё.
- Я так думаю, - с чувством разумного достоинства произнес прораб. – Парням надо выдать премиальные и по бутылке водки. Выходной до вечера. Череп за это время экс-гу-мировать, - это слово Максим Карпович выговорил с особым достоинством, - и зафутболить на стройку конкурентам. В «Крон-Плазу». Пусть мучаются. И сообщить прессе.
- О! Идея! – оживился автор находки Петренко. – Идея. По бутылке водки – самое оно. И выходной.
- Идея-то идея, - пробормотало начальство, шкрябая розовым ногтем рукав пиджака. Грязюка, как и можно было ожидать, въелась намертво. – Кстати, а тут у нас прессы не наблюдается?
Пресса, естественно, наблюдалась. Местное издание «Утренняя Вечёрка» уже успело получить звонок восторженного читателя: «Аллё! Аллё! Это «Вечернее Утро»? А какая нах разница?! Я вам чё скажу! Чё скажу!.. Помните, вы писали, как археологи скелет при прокладке теплотрассы отрыли? Так у нас на стройке это добро тоже под ногами валяется! Кто говорит? Аноним говорит. Прошу сто рублей, и в газете не упоминать».
Анонима, к слову сказать, вычислили и уволили. Вычислили весьма просто: сторож стройки Кузьмовко, весьма нажрамшись, выболтал вечером по пьяной лавочке, кому стройка будущего «Прима-Люкс» обязана влётом в региональные новости ближайшей недели. Влётом на всех порах: только ленивый, а именно отдыхающий после корпоративной попойки коллектив «Региональных будней», не прошелся по чудесно найденной в разгар ленивого лета сенсации. Все остальные отвели кто по полосе, кто по развороту. Местные телеканалы брали комментарии у историков, археологов, политиков и астрономов. Если б какой маньяк в это время завёлся, или губернатор пустил ветры на банкете, или мэрская дочка сдала пластическую операцию с целью некоторого сокрытия своей мэрскости, находка черепа, быть может, прошла бы стороной. Но лето, повторимся, было скучное. Скучное, жаркое и вялое, как толстая жирная муха, грузно витающая над благоухающей кучей.
Уже в понедельник заказчики торгового комплекса вынуждены были дать пресс-конференцию. А примета известная: что в понедельник делать начнешь, то всю неделю и продолжишь. В данном случае – отбрехиваться и промокать лбы платочками. Конференц-зал в отеле «Кронпринц», к слову, был отвратителен. Окна не открывались, а кондиционер заглох давно и надолго. Впрочем, иных шестизвездочных отелей в городе не было.
- Некоторые несознательные средства массовой информации распространили под видом сенсации непроверенное сообщение… - по бумажке бубнил исполнительный директор группы компаний «Прима-Люкс». Он мог бы и наизусть – такое количество раз повторял этот текст. Но, вперившись взглядом в мятый листок, он чувствовал себя спокойней и мог не встречаться с ехидными взорами журналистов. Взоры говорили: мы тебе, мужик, конечно, сочувствуем, но, сам понимаешь – работа есть работа.
- Виталий Игнатов, «Провинциальный курьер». Так вы продолжите строить магазин на костях?
В зале одобрительно зашумели. Хорошее название! «Магазин на костях». Молодец Игнатов. Пустил в мир слоган, не грех прикарманить…
- Я не понимаю, отчего такой ажиотаж вызвала весьма сомнительная находка. Это, вероятно, череп какого-нибудь животного, собаки там или австралопитека…
- Денис Шандыбко, «Семейный канал». То есть вы утверждаете, что на этом месте совершали свой примитивный товарообмен древние питекантропы?
Исполнительный директор в очередной раз промокнулся платочком…
Что же касается самого черепа, то дальнейшая судьба его была извилиста и драматична. А именно: по прибытии на стройку археологической группы и юных энтузиастов из Фонда Сохранения Генетического Наследия выяснилось, что черепов на данном месте – целые залежи, потому что уважаемое руководство будущего ТЦ «Прима-Люкс» выбрало местечко аккурат на месте старого кладбища. Наверное, и дирекция «Примы», передававшая мэру некий конверт, и мэр, принимавший скромное подношение, уже сто раз пожалели, что провернули это дельце с продажей общественного сквера. Но что делать: се ля ви. Черепа повыкопали, обмели метелочками, обцеловали со всех сторон и вывезли в музей на хранение, дабы в последствии за счёт города устроить им торжественное захоронение с банкетом.
Виновник же торжества совершенно случайным образом откатился в сторону. Там-то он и попался на носок уволенного строителя Петренко, направлявшегося к широко раскрытым воротам проходной. Тот поддел его замызганным носком, приложил в полете пяткой, как заправский Пеле, и череп, жалобно хрустнув и потеряв от приложения вектора силы нижнюю челюсть, улетел к чёртовой матери, а именно – за ограду стройки, на улицу Клиническую.
Шмякнувшись на проезжую часть, он создал некоторые приключения для проезжавшей по улице владелицы новенького «Пежо», которую с Клинической увезли прямо в клинику с сильнейшим нервным потрясением. Впрочем, я бы посмотрел на вас, когда бы перед лобовым стеклом вашего автомобиля метеором просвистела чья-нибудь покойная часть тела.
Милиционер, прибывший на место происшествия, не соотнес таинственное появление черепа, приведшего к обмороку почтенной матроны, с разразившимся в городе скандалом. Ну, мало ли черепов на дорогах валяется? Поскольку конец смены подходил к логическому завершению, то, дабы не создавать проблем себе и участку, сержант Савелов воровато оглянулся и тихонько запинал череп в кусты. Там череп и пролежал весь вечер, ночь и утро, пока бомж Вася не проснулся и не решил загнать его как антиквариат.
Так череп оказался на рынке. Вася загнал его за недопитую бутылку «чёрным археологам», у которых череп купил за несколько образцов американского портретного жанра некий иностранный турист. У этого туриста череп спёр карманный воришка Максим-Торчок, спёр прямо из сумки, но так и не придумал, как этот предмет использовать. Он попытался подарить добычу продавщице Насте с целью соискания расположения у её шестого размера, но эта дура мало того, что завизжала, но ещё и подала такую волшебную подачу – Марадона б сдох от счастья.
Мы не знаем, как череп не рассыпался в очередном стратосферном полёте, но факт остается фактом: на кучу песка стройки ТЦ «Крон-Плаза» он приземлился сравнительно невредимым. Ну а зубов на верхней челюсти он в основном лишился ещё при жизни.
Ах, если бы он рухнул в бетон и погрузился в его всескрывающие недра! Он получил бы похороны, достойные любого весомого авторитета, и на этом все приключения бы окончились.
Примерно в этом же направлении думал и финдиректор будущего ТЦ «Крон-Плаза», хорошо знакомый с геморроем, свалившимся на конкурентов. Получить репутацию «магазина на костях» он никоим образом не хотел, а потому боролся с навязчивым желанием погрести череп в фундамент левого крыла многоэтажной автостоянки.
Тем не менее он этого не сделал. Возможно, причиной нерешительности стало банальное суеверие. А ведь всем известно, сколько вреда человечеству приносят суеверия. Увидел человек чёрную кошку, пошёл другой дорогой и попал под троллейбус. А какого, спрашивается, ты попёрся не туда, куда тебя первоначально понесло? Впрочем, особых неприятностей нерешительному финдиру череп принести не успел. Поскольку пока тот раздумывал, мимо пробегала собачка Жучка, что приблудилась к вагончику заезжих гастарбайтеров и откармливалась на гамбургеры к ближайшему празднику, и, пробегая, увидала привлекательную, по её мнению, кость. Жучка и оттащила чеперушку за периметр стройки, где в этот момент ошивались смывшиеся с физкультуры киндеры из ближайшей школы.
А надо сказать, что директор школы был очень хорошим человеком. Он, естественно, не мог поверить, допустить и даже предположить, что его детишки начнут жечь на ближайшем пустыре костёр и проверять отобранный у несчастной Жучки череп на жаростойкость. Примерно в таком духе он и высказался представителям местных СМИ, ожесточённо тычущих в директорский нос микрофоны и диктофоны. Действительно, ну кто бы мог предположить, что ученики лицейского класса, вместо того чтобы выполнять предписанные программой спортивно-оздоровительные упражнения, начнут применять имеющуюся энергию в направлении бытового вандализма?
О факте разведения костра близ стройки будущей «Крон-Плазы» и попытке сожжения части скелета доложила ближайшим конкурентам уже упоминавшейся нами «Утренней Вечёрки» возбужденная читательница, ветеран труда и просто любопытный человек. Пройти мимо столь примечательного события она никак не могла. Журналисты «Региональных будней», к тому времени уже проспавшиеся после затяжного корпоратива, неимоверно обрадовались возможности утереть нос коллегам, раскопавшим скандал с «Примой-Люкс». Сопоставить череп с находкой на стройке никому не пришло в голову. Первый наряд спецкоров прибыл на место даже быстрее наряда милиции. Правда, нарушители уже разбежались, отчего личности их установиться не удалось. Тем не менее, по неустановленным данным, директор таки самолично вычислил мерзавцев по наводке строителей, отчего лицеисты огребли приключений в директорском кабинете и на собственные маленькие задницы. В свою очередь, старший брат одной из этих задниц набил морду таджикскому дворнику, вообще к упомянутым стройкам не имевшего никакого отношения, но проходившего мимо.
А череп, закопчённый и потемневший, так и остался висеть на железном штыре школьного забора, повешенный туда учеником лицейского класса в процессе побега от милиции, директора и журналистов. Чёрный, многое на своем веку переживший, висел череп, никого не трогая, но вызывая любопытные взгляды прохожих. Щёлкали вспышки, жужжали телекамеры, а череп, неожиданно для себя самого оказавшийся в центре внимания, философски взирал на всю эту мирскую суету и мягкое вечернее солнце, и думал, какая же интересная жизнь начинается, стоит тебе немножко умереть.


Комментариев нет:

Отправить комментарий