пятница, 13 апреля 2012 г.

Висит на заборе череп...

Автор: Татьяна Кигим
 
Висит на заборе череп. Висит, никого не трогает. А даже если б и захотел – не получится. Череп – он ведь предмет стационарный, а не мобильный ракетный комплекс. Пока его на забор не повесишь, с места не сдвинется. Пока не снимешь – тоже не пошевелится. Разве чуть-чуть, от ветра, слегка постукивая по железному штырю школьного забора. Или ворона сядет – тоже колыхнется. Школьник камнем пульнёт – на штыре дернется. Ну а так висит и мир созерцает. Интересно ему.
Вам бы тоже интересно было, кабы лет сто шестьдесят в земле пролежали.

среда, 4 апреля 2012 г.

Властелин

 Автор: Татьяна Кигим

Эротическая миниатюра

Замок не высылал парламентеров. Замок демонстративно не замечал угрозу. Сэр Гонтран, расположившись на вершине холма, задумчиво оглядывал будущие владения. В замке, в неприступном донжоне, заперлась леди Клеврена. Всем притязаниям на руку и сердце со стороны упомянутого сэра леди решительно сказала "нет". Рядом с конем рыцаря переминался с ноги на ногу мул священника. Святой отец совершит в замковой часовне обряд венчания - конечно, когда стены падут парчовыми одеждами.

Сэр Гонтран не умел отступать, точно так же как надменная леди пока еще не умела покоряться. С крепостных стен осаждавших обливали презрительным молчанием, и бойницы глядели демонстративно сквозь сэра Гонтрана, будто не видели, да!
- Я иду! - крикнул сэр Гонтран, и войска двинулись на штурм.

Стрелы вспорхнули со стен взмахом острых коготков, и по спине и плечам сэра рыцаря пробежали мурашки от их раздраженного сладкого свиста. Лестницы настойчиво ощупывали стены, ища брешь в обороне. В ответ сверху хлынули потоки кипящей смолы.

И над всем этим - стучащий в висках ритм, ритм барабанного пульса и монотонных ударов тарана в ворота, хранящие тайну темной, неизведанной глубины надвратной башни.

Штурм длился бесконечно, и вспыхнул победой.

* * *

Сэр рыцарь возвращался домой после охоты. Ворота замка распахнулись перед ним привычно, покорно и скучно, впуская в тёмный проем надвратной башни его жеребца. Слуги приняли коня, проводили Гонтрана в покои. Леди уже спала, но на дежурный поцелуй сонно развела ноги.

Рыцарю стало грустно. Он вспомнил, как текла по неприступным стенам огненная смола, как копьё целилось в тьму, скрывавшуюся за воротами, и безумный ритм раскачивающегося тарана, и свой крик: "Владею - ЯЯЯЯЯЯЯЯ!".

Он владел. Но где-то в глубине билось острое желание овладеть, покорить, взять штурмом... А замок спал, и не хотел войны. В зацветшем пруду квакали лягушки.