вторник, 21 июня 2011 г.

О тех, кто держит небо...

Есть у меня рассказ - "Аджа Экапад".

И вот слышу недавно старую песню, которую почему-то не слышала раньше, и понимаю, что кто-то об этом написал раньше - и лучше...



пятница, 17 июня 2011 г.

Литературное творчество и литературные заработки

В блоге о копирайтинге написала недавно, что рада открытию Фриланса - на этой бирже встречаются творческие заказы на написание литературных произведений, сценариев, рассказов для сайтов, редактуру книг... Заказы на нон-фикшен тоже нашла там.

Один из знакомых, зная мою позицию в отношении чисто коммерческой, потоковой литературы, удивился этому посту. Пожалуй, действительно надо пояснить... Литературное творчество делится для меня на две части: для души (то, что я буду писать в любом случае) и... ну да, для денег. Назовём это просто - работой. Ничуть не хуже колонок в журнале, гороскопов для семейного еженедельника или статей о пластиковых окнах. Даже, как правило, интересней.

И я никогда не скрывала, что не осуждаю коллег, пишущих ради денег. Пиши что угодно и за сколько угодно. Главное - будь честен и не называй эти тексты литературой.

Думаю, вы понимаете, что я имею в виду. Коммерческая литература, потоковая литература - вот названия этой работе. Если за неё не платят, вы наверняка напишете что-нибудь другое. Туда же - сериалы мелодрам для телеканала "Россия", сериалов, ect.

четверг, 16 июня 2011 г.

Близкое и далёкое нашего мира

Получила авторский экземпляр "Чайки". Подумала о том, насколько теснее становится мир благодаря Интернету и относительно свободным границам. Можно ли было отечественому литератору ещё лет 25 - 30 назад представить себе, что его расказ будет не просто опубликован в журнале где-то там в Америке, но и без всяких на то разрешений, по личной инициативе, и журнал этот спокойно придёт на почту, и ничего ему (литератору) за это не будет?

Публиковать-то публиковали, в том числе и без разрешения. Только вот если без разрешения - могло много чего быть. А сейчас - никого не интересует. Даже обидно немного. Берёшь из ящика конверт с нерусскими буковками, сосед скользит взглядом и - никак не реагирует.

И всем, в общем-то, довольно пофиг, что где-то за океаном опубликовали твой рассказ :)

Да, роль Интернета тоже очень велика. Без него, скорее всего, я бы и не узнала об этом журнале, и уж точно не стала бы слать рукопись через океан. Мир меняется, и - худо бедно - объединяется. Вот, судя по статистике, в этот блог заходят и из Канады, и из Австралии, и из Сингапура.

С другой стороны - живя бок о бок друг с другом, мы можем ничего друг о друге не знать.Курьёзная история произошла на конкурсе "Чайки". Участвовало в нём как минимум пять калининградских литераторов (а может, и больше). Местное литературное объединение упомянуло, что "город представляют" на конкурсе два их члена. Последовала небольшая, чисто информационная поправка - что "город представляют" не только члены этого объединения... А дальше была, с одной стороны, забавная, а с другой – безобразная разборка на тему «Кто такие эти неизвестные нашему Союзу литераторы, о которых никто не знает?!». Ну, и я в свою очередь также могу ответить – впервые услышала о вас, господа соотечественники…

Вот так вот – пять калининградских литераторов участвуют в конкурсе американского журнала, а о друг друге ничего не знают… Столкнулись за океаном!

Собачье сердце

Автор: Татьяна Кигим

Опубликован в журнале "Чайка" (16 мая 2011 года, США). В предыдущем посте - рисунок из журнала. Первое место на конкурсе короткого рассказа "Чайки".

Снилось страшное. Будто светло вокруг и холодно, как от снега, и повсюду белое: простыни, тряпки и вафельные полотенца; всё занавешено, всё чисто, всё страшно. Будто Николай Ильич тоже белый и холодный, и сервант напротив их любимого кресла накрыт старым штопаным пододеяльником. Болело меж ребрами и отчаянно жутко было. Выть хотелось, только луна ещё не взошла. Почему-то казалось, что у луны будет такое же лицо, как у хозяина. Потом проснулся. Проснулся, не выдержав и завыв, и стонущей костью ощутив свой собственный вой сквозь полудрёму пробуждения.

И нахлынул озноб редкого счастья, что всего этого нет, что всё это – приснилось. Приснилось!

В прихожей и гостиной сновали женщины, переговаривались приглушенные голоса. Звучал неестественный тон нарочитой и деланной речи, свойственной при тяжело больном, которому осталось недолго, или уже отошедшем. Лохмач знал такую речь: слышал, когда лет шесть или семь тому в полгода от тяжёлой болезни сгорела жена Николая Ильича. По комнатам плыл аромат плавленого воска и запах отсутствия привычной жизни, и он скорее почуял, чем увидел слепоту занавешенных зеркал серванта.
В спальне переговаривались голоса. Лохмач узнал их: Рита Львовна, Алевтина Михайловна и Мария Ильинична. Говорили они странно: и вроде негромко, но на повышенных тонах.

четверг, 2 июня 2011 г.

Пока в работе (отрывок)



Нищие женятся и приводят жен к своим родителям. Нищие выходят замуж и едут к родителям мужа. Нищие размножаются и возвращаются всё в ту же квартиру родителям. Их спрашиваешь: ЗАЧЕМ?! Зачем вы это делаете? Женитесь в двадцать лет, заводите заек без лужаек. А они отвечают: ну как же, ведь ЛЮБОВЬ. А потом сpутся, сpутся, сpутся их-за срaных кондеев. Такая вот лябоффь – с выносом мозга из-за бытовой ерунды.