четверг, 25 ноября 2010 г.

Кузнецовая дочка


Повесть, в которой переплелись две сюжетные линии: научно-фантастическая и фентэзийная. Опубликован в журналах "Шалбай-Болтай" (2010, N1), Уральский следопыт (2010, N7).

Хенрик созидает сон, а сон - Хенрика,
действие постоянно творит само себя,
люди творят друг друга и всё это вместе
куда-то несётся, к какой-то неведомой развязке.

В. Гомбрович
Часть 1. Респектабельная профессия




  I
  
   Решётки, блестящие в солнечных лучах; решётки, рассекающие лезвиями пространство; решётки, грузно лязгающие за спиной. Здание дышало стариной и основательностью, лазеры и камеры стыдливо прятались и вжимались в стены - древние, бетонные. И только воздух был не затхлый, подвальный, как полагается древности, а по-медицински стерильный, с неуловимым привкусом стационара.





  Станислав Бренар подходил этому бетонному монстру, тяжёлым монолитом вставшим над городом: такой же основательный, консервативный, словно не от века сего. Ему и без карточки при первом знакомстве хотелось приставить к имени солидное "Dr.", а карточки у Бренара были тиснёные, плотной бумаги, с золотым обрезом. Краем глаза Станислав заметил, как скользнул по полированной поверхности стены расплывчатый силуэт: детали не рассмотреть, но зачем? Облик его не подчинялся прихотям моды, и вечными были старомодного кроя костюм и чемоданчик, про который сослуживцы в шутку говорили: "Все боится времени, но время боится бренарова саквояжа". 


   Человек, к которому направлялся Бренар, доктору был незнаком. Собственно говоря, знакомство с ним не представляло для Бренара ни малейшего интереса. Ежедневно перед ним появлялись новые лица - старые, молодые, чаще мужские, реже женские, злые, отчаявшиеся, деланно-весёлые, безумные - и Бренар уже давно перестал обращать на них внимание, как не обращают внимания на кусочки рафинада, каждый день новые, но неизменно одинаковые, когда их поглощает чёрная бездна кофейного водоворота...
   Станислав пощупал у пациента пульс, скорее для проформы, чем по необходимости: расслышать, как дико колотится сердце, он мог бы, наверное, ещё за дверью.
   - Уже? - спросил мужчина и облизнул губу.
   - Не волнуйтесь, - сказал Бренар, вынимая из упаковки таблетку и кидая её в высокий стакан. Сосуд наполнился шипением. - Выпейте, вам станет лучше.
   Гуманность, по мнению Бренара, никогда ещё не вредила пациентам. Хотя на его памяти было несколько громких процессов, когда приговоренным отказывали в последней милости и транслировали их ужас, отчаяние или браваду в прайм-тайм, с утренним повтором в новостях.
   Не прибегая к аппаратуре, Бренар оценил действие препарата и решил ещё немного подождать. Глаза преступника погасли, лихорадочный блеск исчез, хотя человек все ещё непроизвольно вздрагивал. За годы службы Бренар навидался множество реакций, и эта была довольно типичная.
   Ожидая результата, Станислав с завидным терпением изучал стену. Пришпиленная к ней женщина с ребенком двух или трёх лет, наверное, с девочкой, не будила в нем никаких эмоций. Эмоции на этой работе были роскошью.
   - Время, - одними губами сказал Бренар, повернувшись к комиссару, когда его безупречное чувство времени тикнуло профессиональным будильником.
   К мужчине подошли, помогли подняться, вывели в коридор. Бренар шёл следом мимо постов и дверей, а мысли скользили далеко, далеко, где есть женщина, которой нет.
   - Привет! - хлопнул по плечу, нарушая всякую процедуру, Яр Штапелев, комиссар седьмого участка. Это, получается, был его подопечный, и Бренару пришлось смириться с соседством. Яра он не любил. Яра вообще не особенно любили.
   Сегодня процедура была стандартная, Бренар механически отмечал в консервативном бумажном блокноте пункты и параграфы. Для этого человека выбрали электрификацию организма, и теперь служители деловито прилаживали электроды к вискам и груди. Соображения выбора казни Бренару известны не были, да он и не интересовался.
   Выставив все галочки, он уселся на стул боком к стеклянной кабинке, за которой ловил свои последние мгновения незнакомый ему человек. Бернар поймал себя на мысли, что не запомнил его лица. Какой он был? То есть пока ещё есть? Рыжий, черноволосый? Кажется, не блондин. Поворачиваться и рассматривать человека Бренар не стал, потому что мысли улетели в ином направлении: в сторону антикварной брошюры - не репринта, а подлинника XIX века. Заказ, стоящий трехлетней зарплаты Бренара, должны были доставить с Земли через неделю. Интересно, неделя - это много или мало? Вот для этого, под электродами?..
   Неожиданно Бренар заметил, что вновь думает о работе, и это его слегка обескуражило. Мысли вновь и вновь возвращались к приговоренному, и Станислав с усилием подавил желание оглянуться на человека. Сегодня он что-то не в меру впечатлителен. А при его профессии нельзя. Врач при палаче... Спокойная, консервативная профессия, с глубокими историческими корнями. Профессия, при которой нельзя воспринимать чужую жизнь и смерть близко к сердцу. Сердце-то своё.
   Бренар давно понял, что есть особые профессии: чиновник, журналист, врач... чтобы не сгореть лучиной, надо носить броню обязательно: немного чёрствости, чуть-чуть циничности, каплю флегмы и отстранённости. Если всем сочувствовать, всем сопереживать... Хватит ли тебя на всех? Помнится, на какой-то конференции насмешил их, умудренных, вопрос девчонки из интернатуры. Что-то вроде "что делать, если я попаду в отделение для тяжёленьких, и какой-то младенчик помрёт?". Ей, помнится, ответили: "Если отделение для сложных детей, за смену нормально терять ноль целых четыре десятых ребенка. А вот если ноль-пять или ноль-шесть, это уже нехорошо". А она расплакалась...
   На этой профессии нельзя жить с содранной кожей.
   Когда все уже было кончено, Бренар взял журнал и неторопливо направился к кабинке. Свидетели вставали с мест, расходились.
   - Я, комиссар, признаться, не ожидал, - раздраженно выговаривал Яру представитель Судебной Коллегии Земли. - Я понимаю, у вас здесь чрезвычайная обстановка, вы живёте как на вулкане, и процент казней от общего числа осужденных невысок...
   - Единичные случаи, - вставил Яр.
   - Да, единичные... но трансляция на три континента! Прямой эфир в новостях! Дикость какая-то, средневековье...
   - Ничего подобного, - Яр был невозмутим. - У нас нет ни олова, ни колесования. Правда, иногда, в исключительных случаях, например, после попыток терактов, транслируем расстрелы...
   - А текос?
   Спорящие удалились, и Бренар не расслышал, что Яр говорил дальше. Да и, признаться, это его особенно не интересовало. Он отметил прекращение жизнедеятельности приговоренного, расписался и неторопливо направился к выходу.
   - Станислав! - окликнул его палач. - Тебя Морис спрашивал. Просил зайти.
   - А что ему надо? - рассеянно спросил Бренар, но тот уже отвернулся. - Ладно, сам узнаю.
   Обедали медики как тюрьмы, так и поликлиники и стационара города в одной столовой. Как-то так совпало, что все эти учреждения соседствовали в одном громадном здании, огражденном тройным рядом колючей проволоки. Штурм медицинского комплекса был делом безнадёжным, но забавно, что сумасшедшие всегда находились.
  
  
   * * *
  
  
   В доме кузнеца Марка, как всегда, было шумно и копотно. Стук костей, стук кружек, пробный звон новехонького металла наполнял комнату.
   - Эй, девка, жбан пивка сюда! Побыстрее!
   Из кладовки мышкой юркнула девочка-подросток, щуплая, худенькая, пальцем переломить. Тяжелый жбан прогнул назад спину, и казалось, девчушка грохнется сейчас, и пиву конец. Не с пола же его слизывать? Слегка расплеснув, девчонка все-таки водрузила жбан на дубовый стол. Кузнец, кивнув, отослал дочь, махнув рукой в сторону кладовой.
   - И что там? - пригубляя терпкое пиво, спросил он гостя.
   - Говорят, чума в столице. Король туда ни ногой, замок в Товерне запер, даже маршала не пустил. Все, кто могли, из столицы выехали... а раз выехали, значит, чума может и дале идти. Правда, сейчас ворота, говорят, закрыли, а стража стреляет каждого, кто через стену лезет.
   Дом кузнеца всегда был чем-то вроде корчмы для окрестных деревень. Только девок, как у корчмаря, и пьяных драк не водилось, и голытьбы не было, потому как собирались здесь люди взрослые, солидные, которые за делом к Марку пришли. Ну и вообще поговорить приходили. За обществом следил Марк самолично. И тому, кто вел себя неподобающим образом, кулак кузнеца въезжал в харю без поклонов и незамедлительно. А ведь еще и железа у Марка видимо-невидимо было! Оружейником он был знатным. Ну и вилы, они тоже вещь неглупая.
   Разбойники Марка никогда не навещали. И хоть сыновей у кузнеца, на горе, не было, трое подмастерьев и ученики могли задать трепака целой деревне. Но, конечно, без сыновей не то.
   В доме кузнеца водились только дочки - сейчас остались Мария и младшая, Хильдегарда. Лучшего кузнец не наделал: от трех жен нарожал семерых дочерей, плюнь да выбрось. Несколько померло во младенчестве, сделав тем самым одно доброе дело в своей жизни, старшая сгинула где-то в городе, вторая вышла замуж в соседней деревне, дитя носила. Кузнец мечтал, чтоб был мальчик.
   - Говорят, чуму эту видали лет тридцать тому, и называли "потница", - продолжал гость, степенно оглаживая бороду. Борода и легкий акцент выдавали северянина, здесь-то ходили с голыми подбородками. - Человека бросает то в жар, то в холод, хрипит, бывает, потеет сильно, ну и помирает, знамо дело...
   Кузнец кивал.
   - А чирьи есть?
   - Чирьев, сказывают, нет.
   За соседними столами гуторили те, что пришли то за гвоздем, то за подковой, то за тем, то за этим.
   - Эй, Мари! Н-неси ж-жбан! Д-девка...
   "Скажи, что у него цирроз", - велел голос.
   - Эй, кузнец! - возмущенно и пьяно вопил гость. - П-пусть н-несет, с-с... с-сс... с-скажи ей!
   Мария, оглянувшись, пристально посмотрела на пьянчужку, и тот замолк. Ведовским взглядом смотрела Мари редко, но так взглядом и примораживала. А вот то, что этому дурню пить - через год домовину ладить, это ей голос сказал.
   Голос полезный был. Помнится, повивальные бабки только руками всплескивали, как Мари над смертницами иголкой работала. С совсем малых лет кузнецову девчонку за знахарку признали, как и бабку ее, ведунью, не к ночи будь помянута... А в доме Мари гостей обносила, огородничала, ну и вообще по хозяйству. Спорая была, как мать. Только та была кровь да огонь, а Мари - тоща, как курченок.
   - Сказывают, и после потницы выживают, - продолжал гость с севера. - Но не очень. Поэтому заразу лучше на порог не пускать. Как видишь - стрелой браконьерской, граф тебе только спасибо скажет!
   - Да и в хозяйстве сгодится... - подмигнул отец, глядя, как Мари, ужом снуя мимо тесно наставленных столов, расставляла кислую капусту и настрелянное браконьерами мясо. Шутка была сомнительная: про Марка говорили, что он ест человечину, а в подвалах у него кровь в жбанах, в крови той дочки-ведьмы в полную луну купаются. Что ж, люди всегда говорят. А уж думают ли при этом - бог его знает. Кузнец слухи не опровергал. Зато и желающих к нему ночью в дом залезть немного было.
   - Слушай, Мари, дело такое... - окликнул знахарку один из парней, ряболицый и простоватый. Смущаясь и придерживаясь за ремень, сидел он боком и как-то странно. Мария нахмурилась, подозревая похабное.
   Но, похоже, парня прищучило всерьез.
   - Чирей на заднице, - жалобно произнес больной, оглядываясь на сотоварищей. - Не чума ли? Пособи... только резать не надо! - испуганно заключил он. Дружки захохотали.
   - Ты б еще дурную болезнь девке полечить предложил, - подмастерье искренне возмутился. К Марии подмастерья относились, как братья, и лезли защищать при каждом удобном случае - чтоб либо язык почесать, либо кулаки. - Вот ужо, погоди! Придет ее батя-то, он тебе прут каленый к чирью-то приложит!
   Угроза была верная: было дело, прижег кузнец раскаленным прутом зад охальнику.
   - Выживешь, "чумной", - Мари сходила в кладовую, связала в узелок сушеных трав. - Отвар сделаешь, на чистую тряпицу положишь. Только чистую, смотри - знаю я вас!
   Разнеся еду и обнеся жаждущих, Мари выскользнула в прохладу октябрьского вечера. У осины уже ждал Генрих, из оруженосцев графа: надежный человек, приближенный к графской особе за доблесть и отвагу. Граф обещал ему должность начальника стражи - рыцаря простолюдину не дадут.
   - Письмо снесешь? - шепнула Мари.
   - А господин рыцарь жениться надумал, - Генрих скучающе глядел в небо. Сердце девушки ёкнуло. - Знатная невеста. Господин граф свидетелем будет.
   Мари сникла. Спросила:
   - А долго ли рыцарь пробудет у графа?
   - Да почти оклемался.
   - Так письмо-то снеси...
   - Снесу.
   Мари вернулась в комнату, со свежего воздуха заметны сразу стали чад под потолком, копоть, натоптанная грязь на полу. Пахло телом, кожей, едой. Грязно поглядел верткий, пронырливый Гуго, и Мари стало обидно. Из пристройки тянуло запахом горячего железа. В который раз Мари пожалела, что не родилась мальчишкой.
   Мужчины обсуждали чуму, колдунов, а еще брюхатую Анну с Гнилых Низинок, что нагуляла от ландскнехтов. Мир, как обычно, замер в предчувствии апокалипсиса. И, как обычно, повсюду ждали неминуемого и на этот раз окончательного конца света.
   - Эй, Мари!.. - крикнул отец, и Мария, подхватив кувшин, поспешила к гостям.
  
II
  
   На обед собирались на втором и третьем этажах бокового корпуса, и Станислав, шагая от кабинета к лифту, от лифта к столовой, думал о своих снах. Сны складывались в книгу, в интересную, живую книгу о юной знахарке-ведьмовке. А еще над ним висел долг в библиотеке, за просрочку "Медицины древности".
   - Представляешь, - нагнал Яр. - Этот гад говорит: я на вас проверку нашлю!
   Бренар поморщился, Яр напомнил ему похабника Гуго из сна, что нехорошо смотрел на Марию. Хотя что между ними может быть общего? Тот низкий и рожей не вышел, а Яр высокий, красивый блондин. Станиславу даже смешно стало, как вообще можно сравнивать героя ненаписанной книги с живым человеком. Но сходство было.
   - Натравит он, - не отставал Штапелев. - Если бы могли, давно бы уже... Интересно, кто им показания-то даст? Вот ты дашь?
   Бренар попробовал не слушать, сосредоточившись на подсчете штрафа. Выходило больше трех сотен, но, может, удалось бы скосить сумму взяткой?..
   В столовой Мориса не оказалось, и Бренар, взяв пакет сока, направился к тюремному корпусу. До конца перерыва оставалось пятнадцать минут, и задерживаться не было смысла. На ходу посасывая пластиковую трубочку, Бренар думал над сюжетом. Но герои не хотели ему подчиняться, и что будет дальше, сам автор не знал. Поэтому было интересно.
   А в камере ждал уже новый пациент - из тех, что появляются в жизни минут на сорок, и исчезают из кэша, не оставляя после себя ни образа, ни памяти. Но этот молодой человек удивил даже Бренара.
   На казнь парнишка собирался, как на митинг.
   - Подонки! - вопил щенок. - Убийцы! Палачи! Не за себя, за людей обидно!
   - Шприц? - спросил Бренар, раскрывая саквояж.
   - Хрен ему, а не шприц, - поморщился пожилой усатый комиссар. Да уж, повезло ему с подопечным, ничего не скажешь... А может, действительно повезло. Кажется, это волевое лицо в ореоле черных волос Станислав уже видел на листовках со штампом "Внимание, розыск". Вроде бы это был командир какой-то банды из проблемных кварталов.
   - Так что от меня требуется? - спросил Бренар, чувствуя некоторое раздражение.
   - Заключение, что в течение последних двенадцати часов никакое обезболивающие не действовало на организм.
   - Ого.
   Заполнив бланк, Бренар передал бумагу комиссару.
   - Мне нужно присутствовать на казни?
   - Боюсь, это займет много времени, доктор. Это главарь банды, и трансляция рассчитана надолго... "Марафон". Заходите завтра, между одиннадцатью и двенадцатью утра, если опоздаете, ничего страшного... А мне вот с ним сидеть всю ночь.
   Бренар, выйдя из корпуса, направился к подземке, так и забыв спросить, какая казнь назначена этому мальчишке с бородкой и усиками. Явно не милосердная текосация - новая модная казнь, для которой с полюсов завозили крохотные кристаллики текоса - местной кремниево-органической заразы, обладающей свойством мгновенного развития кристаллической структуры в теплой среде. Кристаллик обволакивали термоизоляцией, распадающейся от подаваемого с пульта сигнала, и под восторженный крик зрителей на экранах расцветали чудесные радужные цветы: из головы, живота, спины преступника. Порой текос вживляли в руку или ногу - если приговоренному суждена была не смерть, а членовредительство; иногда, на манер четвертования, кристаллическими цветами разрывались кисти и ступни по очереди - это называлось "Текосовый крест".
   Такой вот мгновенно-растущий бамбук. Была такая казнь в древнем Китае - жертву привязывали к колышкам за руки-ноги, так, чтоб спина пришлась на росток бамбука. За ночь он прорастал тело насквозь. А текос разрывал ткани мгновенно и не без эстетической привлекательности: некоторые самоубийцы уходили из жизни красиво, вживляя себе эти мерцающие кристаллы. Яр даже предложил проводить казни с подсветкой - красивее.
   Бренар задумался и вздрогнул, когда над ухом раздалось:
   - А, слава Богу! А я думаю, что делать, если не найду...
   - Позвонить, - ответил Бренар, ставя ногу на эскалатор. Можно было бы взять такси, но подземный транспорт сейчас был самым безопасным; да и с эстетической точки зрения приемлемей. Последние годы Бренар не любил смотреть на город. Плачевное это было зрелище.
   - А я хотел с тобой пропустить стаканчик, - извиняющимся тоном продолжал Морис. - Проблема есть...
   - Мне на шестнадцатую ветку, - сообщил Бренар.
   - А мне на семнадцатую, - огорченно ответил Морис. - Не поболтаем. Я вот чего... ты не сможешь меня сегодня в вечернюю заменить? С четырех до десяти, не больше. Лето, еще светло будет. А?..
   - Заме... - Бренар споткнулся. - Тебя заменить?!
   - Ну да, - сник Морис. - Понимаешь, срочно к детям съездить надо.
   Бренару подумалось, что в сравнении с Морисом его работа была, наверное, сплошным подарком. С редкими буйными всплесками вроде сегодняшнего. Станиславу стало стыдно.
   - Конечно, Морис. Я тебя заменю, - быстро сказал Бренар, чтобы ответить раньше, чем он бы успел пожалеть о сказанном.
  
  
   * * *
  
  
   С детства Мария любила сочинять сказки. Облака, травинки, былинки - все они таили в себе свои собственные истории.
   А еще у нее была одна, очень тайная сказка. Про того, кому принадлежит таинственный голос, звучащий в голове. Голоса, как известно, слышат либо одержимые, либо святые. Обладатель этого голоса жил на небесах, но соблазны порой подкидывал совсем не небесные. Сначала Мари рассказывала о нем сказки сестрице, Гарде, когда та была маленькая, а потом перестала. Теперь рассказывала только травинкам. Эх, было бы много пергамента - написала б книгу! Мари-то была грамотная, отец ворчал, что девки дуры, но учил. И написала бы книгу, как у графа про чужеземные края - сама не видала, но оруженосец рассказывал, как граф открывает ее вечерами и кто-то из дам читает перед огнем, а граф играет локонами любимой жены.
   Жизнью жены граф был обязан дочке кузнеца Марка.
   Многих лекарей перепробовал граф, когда графиня умирала, истекая кровью в родильной горячке. Дошло и до Марии. "А какая она из себя, ваша знахарка?" - спрашивал граф у деревенских. "Ну, какая... известно какая - кузнецовая! - отвечали селяне. - От кузнеца на кузнеце деланная, на кузнице рожденная, от кузницы силу берущая". Известно ведь, кузнец сам без колдовства не бывает, то-то и живет всегда наособицу...
   Мари успела вовремя, чтобы остановить руку лекаря, намеревавшегося отворить графине кровь. С тех пор граф к Марку очень благоволил. Жена у графа была драгоценная, ненаглядная.
   Сидела Мари на каменистом обрыве, над речкой, и думала: вот все девки как девки, о женихах да о приданом, а она о том, да о сем... Как хорошо вот было бы встать сейчас над обрывом, и броситься в небо, как делают это ангелы, живущие на других звездах, седлающие удивительных птиц...
   - Эй, ведьмовка! Ты чего? Прыгать удумала? - осторожно окликнули сверху. Мари обернулась: к ней, на уступ, спускался ученик отца. - Домой не ходи, там за тобой пришли. Отец сказал - к бабке беги, не к ночи будь помянута, или схоронись где...
   Сердце стукнуло и оборвалось. Рухнуло, застучало, как осыпь по каменистому склону. Бурля, захватывал ужас водоворотом.
   Мари, не слушая, что мальчик кричал дальше, подобрав юбки, бросилась бегом - через рощу, затем вниз, по склону, через поле, через ручей, потом напрямик. Пятку что-то кольнуло, но Мари не остановилась. Неужели, Господи... Неужели!
   Мари, запыхавшись, ворвалась в дом, и чуть не налетела на фигуру в шелковой сутане. Серебряное распятие покачивалось у самого ее носа, а висело оно на груди молодого человека, который внимательно глядел на Мари сверху вниз, сложив перед собой руки.
   - Я тебе что сказал... - недобро глянул отец.
   - Вы позволите нам побеседовать наедине? - обратился к Марку инквизитор. Он был красив и не страшен, но в глазах сияла непререкаемая власть.
   Отец, грохнув дверью, вышел, и инквизитор кивнул Марии:
   - Садись.
   Будто он у себя дома! С как можно большим достоинством Мари уселась, важно подобрав юбки, как делала это графиня. Инквизитор усмехнулся.
   - Можешь звать меня Сезар.
   ... Чем больше слушала Мари инквизитора, тем безнадежней казалось ее положение. Отказаться - навлечь святой гнев. Да отец и ждать не будет - не уйти отсюда красавцу Сезару, покатятся под лавку его смоляные кудри под алой шапочкой! За дверью раздавались голоса, и Мари твердо решила не допустить кровопролития. Иначе придут мстящие и испепелят весь край. Знаем, слыхали.
   Потому же отметался и яд, которым можно отравить Сезара, подсыпав, как отвернется, а потом сбежать... Ну, а остальные?
   А если согласиться, да показать всю свою ведовскую силу да явить голос - сожгут, непременно сожгут, как станет она не нужна...
   Куда не кинь - всюду клин.
   - Любишь жизнь? - тихо спросил инквизитор.
   Мари не ответила.
   - А они тоже любят, только умирают в столице сотнями... Пока не поздно - прошу... я тебя прошу.
   И зачем сказал? Голос кричал: спасайся, беги, а Мари кивала согласно.
   - Тонкая у тебя кожа, - заметил Сезар, беря в руки ее запястья, где под светло-коричневым загаром бились голубые жилочки.
   Опустив голову, Мари ощущала на себе его взгляд и понимала, как выглядит в его глазах - тощим цыпленком. Другие в тринадцать уже и замужем, и младенец у груди, а она...
   За дверью выругался отец, звякнул металл.
   Мари кивнула еще раз, и еще.
  
Часть 2. Костры Гиппократа
  
III
  
   Квартал бараков, к которому был приписан Морис, поражал запущенностью. Шелестели по улице куски бумаги, газеты, используемые здесь вместо пеленок. Валялись куски картона, фанеры, из которых мастерили мебель, какие-то железяки, и помоев хватало. Но полиции здесь было много, и район считался безопасным: белые маски светились мерцающим антисептиком на каждом углу. Участковый здесь был - непререкаемый авторитет. В центральных районах убийств врачей почти не бывало, и вредность профессии сказывалась в основном на эмоциональном уровне.
   Бренар поправил маску, отозвавшуюся на прикосновение радужными всполохами. Перетертый в порошок текос был прекрасным дезинфектором - но при попытке обработать им целые кварталы обязательно попадалась сотня-другая неизмельченных кристаллов, взрывающих дома или нечаянно проглотивших людей. Поэтому тотальная дезинфекция была признана нецелесообразной, и порошок применялся только в изготовлении индивидуальных средств защиты - врачей и полисменов. На всех ваторцев масок не хватало.
   Бренар с облегчением подумал, что до конца смены осталось чуть больше полутора часов. После этого ада он начал ценить свою спокойную должность.
   Нет, он, конечно, знал, что творится в захваченных эпидемией кварталах, но это его не касалось, проходило мимо. А теперь вся скрытая реальность обрушилась неожиданным водопадом.
   Эпидемия тлела по нищим кварталам пятнадцатый год. Сегодня Бренар сжег уже три дома, вызывая пожарных и вынося приговор двумя росчерками мелка.
   - Мама, мама, врач! - заплакала какая-то девочка. Мать, с ужасом глянув на Бренара, подхватила дочь и скрылась в подворотне.
   Бренар ощущал власть, и эта власть ужасала. Он знавал участковых, которым нравилось это ощущение власти над жизнью и смертью - таких сторонились даже коллеги. Но большинство врачей видело в этих дежурствах только грязную, очень грязную работу. Лекарств не хватало, и способ пресечь распространение инфекции был один - жечь. Так Ватора уже пятнадцать лет боролась с "морозянкой", и Бренар и забыл почти, какой он был - мир до эпидемии. Эта планета не любила людей. Два солнца вызывали мутации привычных людям, принесенных с Земли, вирусов. Сейчас осталось только вечернее, желтое, заходящее поздно. Оно окрашивало мир в бледно-призрачные цвета, и улица под его лучами напоминала фанерные декорации.
   Ощущение заброшенной сцены дополнял разлетающийся в стороны мусор и общий отпечаток мертвенного существования.
   Неудивительно: с приближением врача улицы вымирали.
   Бренар стоял у очередной двери, вынося вердикт. Всю жизнь он не исполнял приговор, а наблюдал со стороны. С краю. А теперь он - судья, и он ставит на жизнях этих людей крест. В очень, очень буквальном смысле... В этой развалюхе как-то умещалась очень большая семья, два с половиной десятка человек. Полнейшая антисанитария, и не нужно было доставать анализатор, чтобы понять, что большая часть семьи уже обречена. Еще при входе Бренару бросились в глаза пять или шесть мордочек, бледных сквозь чумазость до белизны, с крупными каплями пота на висках. Кто-то за занавеской тихо вскрикивал, бредил, стонал. Надсадно орал младенец на руках девчонки с пустыми глазами: лицо ребенка было красным, свекольным, и это значило, что болезнь вступила в последнюю стадию. Не надо разворачивать пеленки, чтобы увидеть черные прыщи.
   Это смерть.
   С Бренаром никто не заговорил, никто не остановил. Никто не бежал. Выходя, он услышал только, как пронзительный женский голос стал громко, с надрывом молиться на малознакомом наречии. Эмигранты?..
   Ставя крест на дверях и нажимая кнопку вызова пожарного расчета, Бренар считал минуты до конца смены. По небу вяло ползло вечернее тусклое солнце, большое, круглое, бледное, как лицо "морозяного".
  
  
   * * *
  
  
   Крысы шастали всюду: по кучам отбросов, по канавам, самые наглые расхаживали прямо по мостовой. На большинстве же улиц, превратившихся с осенью в болота, мерзкая живность скакала по ногам и цеплялась за рукава. Из города отбросы уже давно никто не вывозил: мэр сбежал, всем остальным было плевать. Мария видела и чувствовала, как увязает в крысиных зубах чумной город, и как клыкастые твари, жирея, загрызают последнюю надежду столицы.
   Город обезумел: откуда-то неслись звуки нежной лютни и разнузданной оргии, на окраинах пылали пожары. Чума еще не вступила в свои права, и многие надеялись спастись, подкупая стражу и разбредаясь по окрестностям, неся смерть и получая ее от вил испуганных крестьян.
   Но надежду еще не всю сожрали крысы и пропили пирующие. Оставшиеся горожане пытались спастись по-своему: кто-то звал докторов, в масках, забитых целебными травами, похожих на хищных птиц; кто-то швырял факелы на крыши умирающих соседей.
   Странно еще, как пожар не охватил всю фахверковую столицу.
   Мария шла в одиночестве по центральной улице, огибая телеги с мертвецами. Почерневшие трупы больших и маленьких людей высились на колесах горами. Вывозить и хоронить было некому. Кто-то умер, кто-то пил, кто-то ждал конца.
   "Остановить", - думала Мари. Голос подсказывал простейший подход: жечь, как жгут завшивевшую одежду... Все в Марии протестовало против такого решения, и спасти хотелось не только живых, но и умирающих. Мария шла по городу и чувствовала его боль. И каждый крик, каждый вздох отдавались в сердце как свои.
   "Ты можешь?!" - крикнула Мария демону, ангелу, тому, кто говорил с ней и советовал ей.
   "Сначала я должен поставить диагноз", - сказал голос.
   По булыжной мостовой прогромыхала повозка, полная тел воспитанников сиротского приюта Ордена Милосердия. Следом шла молодая монашка и плакала в ладони.
   "Что мне нужно делать?", - спросила Мари.
   "Бежать из этого города, пока не поздно! - ответил голос. - Бросить все и бежать, бежать, бежать!"
   - Пить! - раздавалось из открытого окна. - Пиииить!
   Там кто-то был еще жив, и Мари вошла в дом.
   "Беги!!! - бесновался голос. - Бе-ги!"
   Крысы мелькали по этажам, по лестницам, по которым шла Мария с кружкой воды; крысы скалились по канавам, заваленным трупами и свалившимися от слабости.
   - Скажи же, что делать, или изыди, сатана! - закричала Мария, глядя из окна на корчащийся в агонии город.
   "Хорошо, - сдался голос. - Я должен вблизи посмотреть на тело. Осмотр производи так...".
   И Мария, повинуясь гласу, поднимала веки чумным, и заглядывала в мутнеющие глаза, и прикладывала ухо к хрипящим грудям, и тонкими пальцами доставала распухшие языки...
   А Смерть ходила рядом, но не смела приблизиться.
  
IV
  
   Если бы все было так просто, как в книжке! Спасение нашлось, и он подарил его чумному городу... вернее, Мария подарила. Бренар поражался, как своевольно ведут себя его герои. Иногда жизнь Мари и ее мира виделись ему настолько реально, что Станиславу казалось, что он бредит или сходит с ума. Да и желание написать книгу возникло, если припомнить, только тогда, когда сны с этой глупой, по юношески горячей девушкой стали слишком частыми. Сначала Бренару было просто интересно следить за ее жизнью и набрасывать сюжетные линии в блокноте; потом, когда герои внаглую перли против сюжета, возникла мысль перевоспитать девчонку... Юна и глупа; а впрочем, и сам Станислав был когда-то таким... или не был?
   Как просто все-таки в книгах. Потница чудесным образом оказалась гриппом с осложнениями, прогнозы в средневековых условиях вырисовывались мрачные, но Мари взялась за дело с энтузиазмом. По мере сил Станислав разбирался с ней в припарках, компрессах и деревенских рецептах. Штраф за "Древнюю медицину" давно уже перевалил за четыре сотни и подбирался к пяти. И еще Бренар посоветовал сказать Сезару, чтобы кто-нибудь занялся крысами, а то так и до настоящей чумы недалеко.
   В жизни все было куда сложней.
   Бренар вытер пот со лба, поправил маску. Наверное, этим детям он кажется чудовищем, но... Слава Богу, в этом доме все здоровы. Он достал горсть витаминок, протянул матери. Вряд ли это существенно укрепит иммунитет детишек, но на этот раз Станислав просто не мог идти по кварталу и ничего не делать.
   Чертов Морис, опять спихнул на него дежурство. Будто Бренару одного раза не хватило.
   - Докта, докта! - бормоча на чудовищном диалекте, смуглый мальчик всунулся в незастекленное окно. - Докта, ме брат посылать, дай монету, там больной, покажу!
   Сзади щенка подталкивал парень постарше, лет пятнадцати. Нет, напасть они не осмелятся, полисмен на углу. Бренар вышел на улицу, щурясь от полуденных лучей двух светил.
   - Что надо?
   - Больной там, - развязно тыкнул пальцем второй. - Там, докта! Дай монету...
   Бренару стало грустно. Кинув монету парню, он пошел к указанному дому, зная наверняка, что за вердикт придется вынести. И, конечно, так оно и было: молодой еще, лет тридцати, парень метался на низкой постели из наваленных друг на друга слежавшихся матрасов и промокших от пота простыней. В комнате витал ощутимый запах патсы - малодейственного отвара, которым здесь пытались лечить "морозяных".
   - Доктор, доктор! - метнулась к Бренару какая-то женщина, видимо мать. Она говорила почти чисто; возможно, раньше жила в лучших условиях, или была учительницей одной из расформированных школ. - Он заболел только вчера, и у нас много лекарств!
   Бренар осторожно отстранил женщину и наклонился к больному. Да, если дать ему курс современных антибиотиков...
   - Мы можем лечиться, - таясь, шептала женщина. - Мы купили лекарства у контрабандистов, хорошие лекарства, настоящие лекарства, не смотрите, что здесь пахнет патсой - это на всякий случай, клянусь! Вот, я вам покажу...
   Бренар смотрел, как мать достала из тайника россыпь цветных упаковок. Бедная женщина, не понимает, что Бренар обязан доложить о контрабанде, отправить ее в камеру, если еще не больна, а сын... Черт, его ведь можно вылечить. Но инструкции...
   - Пока вы еще не заразились, я реко...
   Она рухнула на колени и обхватила ноги Бренара.
   - Я прошу вас, прошу... Мы бы сами, но Сабато, он в ссоре с моим сыном: он предал, он злой, ябеда, подлец! Иуда Сабато! Прошу вас, дайте нам шанс... Мой сын сильный, он выздоровеет, вот честное слово, выздоровеет - доктор, будьте милосердны! - полукрик несчастной был невыносим, и Бренар в ужасе попытался рвануться из дома - но женщина вцепилась крепко и не отпускала. - Придите через три дня, доктор, и вы увидите, что он поправился! Дайте шанс, у нас же есть лекарства!
   Бросившись к тайнику, женщина извлекла какой-то сверток, на фанерный пол посыпались монеты - здесь электронный расчет был не в ходу. Подбирая, она пыталась всунуть их в руку Бренара. Бренар дрожащими руками отводил ладони женщины, но она совала деньги с сумасшедшей настойчивостью. Рванула платье, вывалилась тощая грудь и несколько бумажек. Станислав закрыл глаза, глубоко вздохнул несколько раз, потом обернулся и взглянул на больного. Действительно, трех дней с контрабандными лекарствами хватит. Но инструкции! Женщина совала в руки купюры. Сжав руки в кулаки и спрятав их за спину, Станислав мычал что-то невразумительное. Парень стонал. В углу, за занавеской шебуршился кто-то.
   Сглотнув, Бренар взглянул на мать, потом на сына, потом снова на мать. За занавеской заплакал ребенок. Станиславу показалось, что малышу зажимают рот.
   - У вас достаточно лекарств? - строго спросил он, наконец решившись.
   - Да, доктор! - женщина бросилась вытряхивать к его ногам все богатство: мелкие купюры и упаковки инъекций.
   - Ладно, - Бренар кивнул. - Смотрите, не попадитесь другой смене.
   Выходя из дома, он махнул рукой ожидающему Сабато с дружками. Кривая ухмылка расплывалась по роже мерзавца. А ведь он же сам завтра может оказаться живым на костре Гиппократа...
   - Это простая простуда! - крикнул Бренар, и, развернувшись, резко черкнул на дверях круг.
   Чувствовал он себя Фатимой, спасающей дом Али-Бабы.
  
  
   * * *
  
   Мария торопливо глотала мясо, не заботясь о приличиях. С хлопотами она забыла, когда ела в последний раз. А спала она, вроде, вчера. Или позавчера.
   Сезар говорил об отлове крыс, о том, что король запретил сжигать дома больных, но соседи не слушают. Мари, глотая, кивала. Сезар налил в кубок вина - в комнате они были одни. Мария знала, что слуги ее сторонятся, но этот странный инквизитор ее не оставлял.
   - Только сама не болей, - сказал он однажды, прикрывая ее одеялом, когда Мари прилегла на кровать, не раздеваясь. - А то где мы еще святых найдем.
   Желающих ходить по чумным домам действительно недоставало. Да еще этот голос мешал больше всех, советуя остановиться, поберечься - когда она поила больных настойками целебных трав, подавала воды, вытирала пот со лба. Вот только святой ее никто не считал.
   - Че не мрет? Все мрут, а она не мрет. Ведьма, никак, - раздавалось вслед.
   Выживало мало: один из трех, не считая тех, кто все-таки попадал в огонь. И говорили: вот ведьма, того спасла, а моего убила! Выживших не считали, а мертвых записывали на нее.
   Но дело двигалось, и город оживал. Потница уходила. Вот только на ногах не проходили кровавые мозоли, и на скуле подживала ссадина от камня.
   Глотая еду, Мари пыталась сообразить, сможет ли она добраться до постели, или лечь спать прямо на полу. Мысли плыли, и внезапно из полудремы Мари вырвал звонкий молодой голос. Знакомый голос! Дорогой голос!
   Золотоволосый рыцарь весело смотрел на девушку. С Мари разом слетела дремота, дыхание перехватило. Он! Разом нахлынули воспоминания, неумелые движения, "Боже, у меня ничего не получится!", кровь, много крови, волнение, ругань голоса, но он живой, и наконечник стрелы извлечен, и рана промыта... Так вот кто, сообразила Мари, рассказал обо мне Сезару!
   - А, вот она, наша героиня! - улыбнулся рыцарь, и Мари расцвела от этой улыбки. - Ну что, мой друг, прав я был?
   - Прав, - кивнул Сезар. - Не будем мешать, - он потянул рыцаря за локоть и увлек в соседний кабинет. Мари опять осталась одна, и вдруг вспомнила, что за все это время даже не узнала, как зовут ее пациента! "Господин рыцарь", он был для нее "господин рыцарь".
   - Госпожа, ванна готова, - в комнату заглянула служанка и тут же юркнула обратно.
   "Какая я госпожа", - мелькнуло в голове у Мари, но мысль она не додумала. Добралась до ванны - единственной роскоши из отдыха, которую она себе позволяла, к которой приобщилась в доме инквизитора - еще одна монетка в копилку обвинений. Разве ж будет хороший человек кажен день в воду лезть, шептались по углам служанки. Ведьма, точно ведьма! Мари вздохнула глубоко, окунулась в прохладу и аромат благовоний... Настойчивый, дурманящий, расслабляющий.
   - Проснись! - кричал кто-то. - Проснись!
   Аромат пропитывал легкие, заполнял сознание, и Мари скорее почувствовала, чем заметила, что вошел кто-то, и, обернув ее в покрывало, вынул из ванны, и понес куда-то... голос кричал, орал, звал, надрывался, но сознание уплыло вместе с голосом.
  
Часть 3. Текосовый крест
  
V
  
   Мрачный и угрюмый, Станислав срывал злость на ни в чем не повинном столике в баре на втором этаже. Сон не желал его слушаться, и то, что вытворяли герои, ни в какие рамки не лезло. Убедить себя, что это всего лишь будущая книга, после произошедшего удавалось с трудом.
   "Я схожу с ума, - думало Бренар. - Слава Богу, что я хотя бы не пишу стихов".
   А наяву спину ощупывал пронзительный взгляд хитрющих глазок Яра, и Станислав бесконечно болтал ложкой в чашке, хотя чай пил без сахара. Но легкий нервный звон успокаивал. За столик присел Морис, он был чем-то расстроен.
   - Знакомого казнили, - сказал он. - Сынишку школьного друга. В газете прочел. Вот, - он протянул Бренару карту.
   Станислав щелкнул ридером, и перед глаза выплыла фотография казненного смутьяна с усиками и бородкой. "Контрабандист пойман и казнен", - гласил заголовок, но Бренар не смог читать дальше. В голове вертелось одно: "Я проверял у него пульс... я проверял у него пульс... до и после...".
   - А я их каждый день расчетам отдаю, - пьяно всхлипнул Морис, протягивая Бренару стакан. - Давай выпьем за душу этого мальчика и души всех, кого мы... кого я... о Господи! Давай просто выпьем за их души!
   Станислав промолчал. В стакане бултыхались кубики голубоватого льда.
   Яр, наклонившись к смазливой барменше, шептал ей что-то. Девушка с приклеенной улыбкой слушала. Никто не любил ссориться с Яром.
   - У меня ведь план, - с отчаянной тоской бормотал Морис. Бренар оглянулся на барную стойку. - А еще у меня, кроме плана, жена и двое детишек. И я должен быть этим чертовым участковым, потому что иначе!.. Хорошо тебе, без семьи!
   - У меня сестра, - ровно сказал Бренар. - На соседнем континенте.
   - Ты не участковый!
   - Да.
   Помолчав, Станислав добавил:
   - Повезло.
   Мориса развозило на глазах. Похоже, до него не доходило, сколько глаз и ушей в этом баре - даже если не считать мерзавца Яра. А у Мориса, сам сказал, дети. Вот дурак. Бренар подавил попытку встать и немедленно уйти. Вместо этого он начал успокаивать друга, пытаясь перевести сменить тему. Но идиот Морис не успокаивался:
   - У меня же план - не меньше пятнадцати очагов в неделю! Будет меньше - самого в бедняцкий квартал! Им нужна эта чертова эпидемия, - цеплялся Морис за пуговицу пиджака Бренара, будто за спасательный круг, - понимаешь, им нужна эпидемия!
   Бренар с ужасом слушал излияния друга. С ужасом - не потому, что никогда этого не знал, а потому, что рушился привычный, спокойный, уютный мир, в котором, отгородившись стеной, можно не слышать, не видеть, не говорить. И тогда всего этого нет.
   Наконец, он не выдержал и резко поднялся.
   - Ты... к-куда? - осоловело протянул Морис.
   - Извини, ты несешь пьяный бред, - громко сказал Бренар, поднимая свой дурацкий старомодный чемоданчик. Он был зол на весь мир, на Мориса особенно, и еще на себя - за то, что позволил втянуть себя в эту историю.
   Распрощавшись, торопливо и агрессивно, Станислав сунул в щель стола карточку. Морис, не соображая, что делает, вытряс на стол несколько монет.
   ... Вечером Бренар долго не мог уснуть. Ворочался с боку на бок, думал много, о разном. На часах мигнуло четыре. Скоро надо будет вставать, но Бренар не мог отделаться от мысли о том, что все идет как-то не так. И Мария еще. Впервые Станислав боялся даже подумать, что будет с его героями завтра. "Только не пытайте ее", - шептал он, и очень хотел, чтобы его послушались.
   Бренар вслушивался в витиеватые слова вердикта, и с каждым словом надежда гасла. На казнь посылали Марию, а ему казалось, что это умирает его совесть.
  
  
   * * *
  
  
   Мария не думала бежать, потому что отсюда не убегали.
   Охапка соломы и опустевшая кружка, да цепи, небрежно сваленные в углу: ее даже не приковали, потому что отсюда не было пути. Каменный мешок не освещался, и сколько прошло времени, совершенно не ощущалось.
   Говорят, бесновался граф, узнав о том, что схватили колдовку - но это Мари услыхала от стражников, когда вели сюда, а так неизвестность множилась, и знать хотя бы, сколько ночей прошло... Раз граф недоволен, может, он обратится к королю? Пытать ее не пытали, потому что отвечала она на все вопросы честно, ничего не скрывая. Даже про демона, с которым она беседовала, и который ее руками спас, получается, рыцаря, имя которого она наконец-то узнала - Арнольд... Рыцарь, не глядя в глаза, давал показания. Грустно было, но Бог велел прощать, и Мария прощала. Каждое слово прощала, каждое виноватое движение.
   А голос внутри бесновался и проклинал, требовал, чтоб Арнольд убирался из какой-то книги... Иногда ей казалось, что голос сошел с ума, и тогда становилось вдвойне страшно. Мало того, что сама одержимая, так одержима одержимым бесом...
   Но вот голос успокоился немного, и теперь говорил с ней спокойно и немного грустно. Говорил о разном. О жизни. О долге. О сердце. О душе. О содранной с мяса коже. А Мария соглашалась, Мария возражала, Мария спорила.
   А иногда они просто рассказывали друг другу о своих мирах.
   - А я так хотела на ярмарке побывать, - поделилась несбывшимися мечтами Мари.
   - Господи, какая ты еще девчонка... - прошептал голос.
   - Там яблоки золотые, и...
   Мари сглотнула. Живот свело.
   - А ярмарка Портмода - это всем ярмаркам ярмарка! Одним словом - столица...
   - Как? Как ты сказала? - спросил голос.
   - Портмод, - вздохнула Мари. - Город такой. Столица наша. Ярмарка там. И темница, в которой я сижу.
   - Портмод... - пробормотал голос. - Бог ты мой, какие рояли в наших дубравах... Так, слушай, Мари: оглядись по сторонам...
   - Темно. Ничего не видно.
   - На ощупь! Ищи щель в степень. Легкую вогнутость, неправильную шероховатость...
   Мари не понимала, что от нее хочет голос, но повиновалась. На третий раз, обойдя кругом камеру, она нащупала, наконец, длинную щель в стене, почти незаметную - но пальцы у Мари были тонкие, чуткие, а еще она очень хотела выбраться. И верила голосу. И он не соврал.
   - Надави... черт, не помню где... дави, короче! Это потайной выход... Мари, давай...
   Прошло два или три часа, пока Мари удалось коснуться потайной пружины, и скользнуть в темный проход.
   - Ты ангел или демон? - набравшись смелости, спросила Мари.
   - Я?! Я - сумасшедший! - расхохотался голос. - Я бездарный писатель, несчастный графоман, счастливый от того, что с неба свалился банальнейший ход!
   - Какой ход? - переспросила Мари.
   - Сюжетный. Потайной, то есть, - поправился голос, и велел: - Не мешкай!
   Скользя в темноте, Мари добралась до развилки. Впереди светлело, но сбоку... Мари могла поклясться, что из бокового прохода...
   - Чего застыла? Давай вперед! - в голосе послышались панические нотки. - Бе-ги!
   - Подожди, - прислушалась Мари. - Я что-то чувствую.
   Касаясь рукой влажной, сырой стены, девушка осторожно пробралась в большой коридор, выскользнув через такую же потайную дверь. Сердце кольнуло: а вдруг отсюда она не откроется?
   "Дура!" - заорал голос.
   Но Мари его уже не слушала. Там, впереди, за решеткой, она скорее почувствовала, чем увидела сутану инквизитора. Мари замерла, как вкопанная. Что за... И Сезар, кажется, удивился, увидев Мари.
   - Либо ты святая, либо и вправду ведьма, - пробормотал он.
   - Сезар! Погоди, надо найти ключи...
   - Что ты мелешь! Немедленно убирайся отсюда, услышат стражники! Где ты собираешься искать ключи?!
   - Не знаю... - прошептала девушка.
   Мари стиснула пальцы на решетке, с отчаянием глядя на гордого инквизитора. Он и здесь не потерял осанки и властного взгляда. Только показалось в неверном свете факелов, или и правда серебро блеснуло не только на груди, но и в волосах?
   Сезар отошел вглубь камеры и посмотрел исподлобья.
   - Именем Господа нашего, повелеваю тебе: иди!
   - Сезар?..
   - Изыди, ведьма! Уйди, идиотка!
   Мари с обидой взглянула на инквизитора. В коридоре раздались шаги. Сезар быстро подошел к решетке и резко оторвал от нее побелевшие пальцы девушки, молча указав в темноту. И было в его взгляде столько власти, что Мари, глотая слезы, поплелась к потайному ходу.
  
VI
  
   Он словно сам бежал по этому тайному ходу. Тело вспоминало сладкое ощущение ужаса, тело помнило этот коридор, и память помнила... Сердце колотилось как бешеное, и перед глазами сияло: Портмод! Портмод! Вспомнились детские годы, счастливые годы, годы до эпидемии - их, школьников, возили на Капицу, планетку с остатками памятников средневекового уклада регрессировавших колонистов. Впрочем, к тому времени, когда на Капицу начали возить экскурсии, средневековье осталось там только в музеях. Юный Станислав выбрал экскурсию по старой тюрьме, и этот ход... он назывался "ход ведьмы". По другим источникам, говорил экскурсовод, из каменного мешка сбежала не ведьма, а святая. Бренан уже не помнил точно, кто там сбежал, но вот теперь, из глубин подсознания выплыл этот ход, и услышанная когда-то история обрела жизнь в героях его книги...
   А может, и не в героях книги. Станислав до корней волос был материалистом. Но... Нет, он властен над сюжетом, решил Бренар. Он приложит все усилия, чтобы его герои поступали так, как он желает! И на это была очень веская причина.
   Та, сбежавшая из реальных подземелий Портмода, тоже была Мария. Но она погибла сразу после побега.
   И, если все это была настоящая история... Зарычав в бессильной ярости, Бренар, сжав кулаки, рухнул на кровать. Обессиленный, издерганный, все нервы сжегший на этой сумасшедшей гонке по подземельям, он заснул сразу, коснувшись подушки. Ему снился больной с участка Мориса, потом казненный контрабандист, а больше ничего не снилось.
  
  
   * * *
  
  
   Мари, сидя у бабушкиного очага, лихо уписывала лепешки с медом, с маслом, с сыром... с чем накладывали, с тем и уписывала. Бабушка - та, которая не к ночи будь помянута, ворчала:
   - Чем тебе оруженосец плох?
   - Да не люблю я его!
   - А рыцаря этого, подлеца-предателя, любишь, значит?
   - А он не специально! У него другого выхода не было!
   - Ой, дура, дура... неужели ж и я... - бабушка задумалась о чем-то, и в хижине понесло паленым.
   - Ох, матушки! Горят!..
   - Кто горит? Где? - встрепенулась Мари, и тут же обмякла, расслабившись: лепешки горят. Всего лишь лепешки.
   Но есть больше не хотелось. Зато Мари вспомнила вопрос, который давно хотела задать бабуле:
   - Бабушка, а может так быть, что один человек другого на расстоянии чувствует, и все мысли его знает, и разговаривать с ним может?
   - Может, - вздохнула бабушка и опять о чем-то задумалась. - Вот, помнится, все мы с дедом твоим, упокой Господь его душеньку, как отлучится он из дома, в город ли, на охоту... подстрелили-таки браконьера! так я все чую, что с ним случается... и как сгинул он, сразу почуяла: словно мне в сердце, вот тут, кольнуло. Это когда люди сильно-сильно душой друг на друга похожи, как две половинки яблока, бывает. И найти такую половинку - большое счастье, небывалое...
   - А если человек этот на небе живет?
   - Ангел штоль? - удивилась бабушка.
   - Ну вот и не ангел вроде, а иногда как даже и бес, но человек. И так далеко живет, что никогда, говорит, не встретиться нам...
   - Лучше думай о своем рыцаре, - неожиданно оборвала бабушка, и отвернулась к лепешкам.
   Стук в дверь раздался неожиданно, и у Мари упало сердце. В такой глуши... На пороге появились воины и незнакомый инквизитор. Незнакомый?..
   Мари бросилась с Сезару, обхватила ладонями обезображенное лицо. Пол-лица как не бывало - жгли, собаки, железом, и глаз выплыл, и обнажилась кость. Инквизитор застонал. Бабка, всплеснув руками, бросилась к травам.
   - Да залечили уже, месяца три как, - отмахнулся было Сезар, но уйти от тисков старой знахарки было не так-то легко. - Мари, как я рад...
   - А Арнольда отпустили, тоже?
   Сезар скрежетнул зубами.
   - Не поминай при мне эту мразь, - бросил коротко. - Пусть получает королевскую награду за спасение города.
   - Принцессу? - спросила Мари, но Сезар ничего не ответил.
   А потом они пили кислое молоко и ели лепешки. Кто-то из воинов шепнул Сезару:
   - Это не та ли самая ведьма, которую сожгли заочно лет тридцать назад, да все ищут, чтобы сжечь взаправду?..
   - Где? Не вижу никакой ведьмы, - отрезал Сезар.
   - Да я что, я ничего, - смутился воин, пряча глаза.
   Ощутимый тычок заставил мечника прикусить язык. Сзади стоял Генрих, оруженосец:
   - Господин граф велел по чащобам зря не рыскать, а оставить здесь отца Сезара на выздоровление, а дорогу забыть крепко-накрепко. А потому и наобратно глаза я вам завяжу. Ну, поднимайтесь, пошли!
   Нехотя отрываясь от еды, воины начали подниматься из-за стола.
   - Господин граф лично поедет к королю, - добавил Генрих, глядя на Мари. - Но тебе не следует появляться там, где тебя знают... некоторое время.
   - Почему? - спросила Мари.
   - Если спасительница столицы умрет - появится новая святая, - вместо Генриха разъяснил Сезар. - А если останется в живых - будет ведьма.
   ... Вечером Мари тихонько подошла к инквизитору.
   - Могу я спросить... о душе?
   Сезар кивнул. Страшную полумаску скрывала темнота, и в профиль он по-прежнему был прекрасен.
   - Если голос внутри меня говорит: не делай этого, не рискуй, живи, не иди к чумным, ты молода, тебе надо жить - это называется дьявольский искус?
   - Это называется житейская мудрость, - ровно ответил Сезар, и в голосе звучала бесконечная усталость, и немного грусть.
   - А если я думаю, отчего звезды на небе, и как достать до солнца, и как будут люди жить через тысячу лет - это...
   - А это пора замуж, - отвернулся Сезар, и больше сегодня не говорил.
  
VII
  
   Станислав стоял у посадочного модуля, и дрожал, хотя в зале было тепло. Полированная поверхность отразила силуэт, и Бренар подумал, что вот он весь: мутная тень, и больше ничего.
   В груди росла тревога, хотя отпуск был рассчитан по правилам, и никто его ни о чем не спрашивал; по-бюрократически безразлично оформили документы и выписали билет. Но сердце колотилось как сумасшедшее, и Станислав знал, почему. Очень не нравилась ему прощальная улыбка Яра. "Счастливой дороги, Бренар". Вроде бы и нет в этих словах ничего плохого. Вроде бы все, как должно быть. Счастливой дороги.
   Мориса взяли в тот же день, забрали из бара, где он приставал к посетителям. Был ли к этому причастен Яр - Бренар не знал. Что теперь станет с женой и детьми Мориса, Бренар не хотел думать. Его-то сестре, по крайней мере, ничего не грозит: у нее хорошая должность.
   Объявили посадку, но до самого взлета Станиславу казалось, что придут - и снимут. Слишком многое он знал, и слишком многое хотел сказать. Не сняли.
   Самый дорогой билет до Земли съел почти все его сбережения. Зато лететь пришлось всего двое суток - но и их Бренар провел, как на иголках. В груди росло ощущение беспричинной тревоги.
   Но ничего не происходило. Он вышел в космопорту Найроби, на подземке добрался до Женевы, взял такси до Судебной Комиссии, заполнил в вестибюле бланк и сел ожидать на белый кожаный диванчик. Сердце стучало, хотя, если подумать - все уже кончилось. Но в спину словно глядел сквозь прицел снайпер.
   - Вы с Ваторы? - с непонятным выражением спросил служитель. - Пройдемте...
   Бренар шел по коридору и поглядывал на сопровождающих. Казалось, они неосознанно сторонятся ваторца. "Сволочи, трусы! Да ведь проблемы-то наши не от эпидемии вовсе", - думал Бренар.
   Ему предложили кресло, но, нервничая, Станислав остался стоять. За стеклом разместилось несколько человек. Впереди сидел немолодой сухощавый мужчина с белыми волосами, и крутил в руках старинные очки. "Заразиться боятся", - Бернара взяла злость. Но надо было брать себя в руки.
   - Я хочу сделать официальное заявление о преступных действиях правительства Ваторы, - начал он.
   На него как-то странно смотрели, а седовласый надел и снова снял очки.
   - Что вы на меня так смотрите? - возмутился Бренар.
   - Нет, нет, ничего! Продолжайте, пожалуйста...
   - Нет уж! Пока вы не объясните, в чем дело, я помолчу... - Станислав разозлился не на шутку. - Что я вам, зверёк в зоопарке?!
   Земляне переглянулись.
   - Да, мы, конечно, должны вам сказать... - седовласый не поднимал глаз на собеседника. - Только постарайтесь отреагировать вменяемо, это очень важно для нас и для Ваторы. Мы ведь не можем послать проверку без заявления хотя бы одного из жителей. У нас, вы же знаете, очень цивилизованное общество. Мы не можем рисковать хрупким миром, поэтому общение с каждой из планет строится на основе максимальной демократии. Никакого военного вмешательства. Никакого административного вмешательства. Никакого посягательства на внутренний суверенитет. Любое вторжение может производится только при наличии неопровержимых фактов, его обосновывающих, но никакого шпионажа - я имею в виду, такие данные не являются аргументами. Разведки официально не существует. То, что мы знаем, без подтверждения самих ваторцев - не повод рисковать миром в галактике... Издержки демократической процедуры.
   - Я это знаю, - ровно ответил Бренар.
   Землянин вертел в руках очки, не глядя на Станислава.
   - Проблема в том, что все жители, вступающие в эти стены для официального заявления - а только такое принимается для протокола... Бренар, у вас в горле бомба.
   Бренар провел рукой по лицу, усмехнулся. "Счастливой дороги, Станислав, - сказал ему Яр на прощание. - Приятно отдохнуть". Прощальная улыбка Яра была такой любезной.
   - Обычно она взрывается в вестибюле. Открытый вызов Земле, демонстративная насмешка. Но выглядит все очень естественно - просто горло разрывают кристаллические отростки внезапно проснувшегося текоса. Обвинять правительство Ваторы мы не можем - вы ведь могли где-нибудь подцепить его сами, на одном из полюсов. Или вы, может, оригинал-самоубийца. У вас же это модно... В общем, Бренар, я не знаю, почему текосовая бомба не сработала, но она может рвануть в любой момент. Мы можем попытаться вытащить ее, но медики девяносто процентов ставят на детонацию. Повторяю: она может сработать в любой момент. Вы должны четко это осознать, принимая решение... Вы продолжите или сделаете заявление после операции?
   "А если операция окажется неудачной? - подумал Бренар. - Ну и падаль ты, Яр... А может, и не Яр это вовсе".
   - Итак, ваше решение? - голос землянина с белыми волосами был ровен и - едва уловимо напряжен.
   Секунда - очень растяжимое понятие. Бренару казалось, он думал о жизни бесконечно долго. О годах прошлого и мгновениях будущего. О себе, о Морисе, о Мари, о контрабандисте с мальчишечьей бородкой... На самом деле прошло чуть больше секунды, и, набрав в грудь воздуху, Станислав начал рассказ:
   - Правительство Ваторы пятнадцать лет живет за счет гуманитарной помощи, посылаемой на борьбу с эпидемией, - он говорил ровно, но быстро. - Все медикаменты продаются на черном рынке, в основном поставляются на такие же малоразвитые планеты. Это основная статья дохода...
   Он говорил, а перед глазами стояла жизнь, которую он так и не успел прожить. Только мелькнул бесформенным силуэтом, чтоб сгинуть, как кусок рафинада, в темном водовороте...
   - Это все? - срывающимся голосом спросил, наконец, человек за стеклом.
   - Да, - сказал Бренар, стоя за стеклянной перегородкой и ловя свои последние мгновения, как когда-то ловили их его... пациенты. - Больше мне добавить нечего. Разве что...
   И он скорее подумал, чем прошептал:
   - Спасибо тебе, Мария...
  
   * * *
  
   Мари лежала на траве, и чувствовала, как по телу разливается слабость. Злобный дракончик, с которым она боролась несколько часов, наконец-то сдох. Вспух ярким огненным шаром, разлетаясь во все стороны чешуей. Вот только голос все равно молчал...
   Неладное Мари почувствовала ночью, сквозь сон. Дракончик разевал пасть, и Мари поняла, что если он сомкнет зубы - случится непоправимое. Мари схватила железный прут, что калил отец, и всунула подлючке меж зубов. Дракон обозлился, взревел, прут гнулся, но держал. И Мари не давала зверюге сомкнуть зубы, хотя силы ее уходили по капле...
   И когда совсем уже стало невмоготу, пришли маги, и захватили дракончика в сети, и отнесли в темную дальнюю комнату, и он лопнул от злости и от того, что Мари отпустила наконец прут...
   Но вот прошло уже много часов, а голос молчал. Может, он просто спит?
   В бесконечной голубизне плыли сказки, написанные облаками. Мари смотрела в небо и просила: пусть у каждой сказки будет счастливый конец.
   И человек, которого она придумала, будет. Жить.
   Осталось только правильно расставить ударения.
   Можно, сразу два?
   Очень надо.

Комментариев нет:

Отправить комментарий